Проснулся я от того, что в палатке стало невыносимо душно от припекающего утреннего солнца. Продрав глаза, потянулся к выходу — где-то там должны стоять сапоги. Шарю ногами, а сапоги не обнаруживаются, как и земная твердь… Как током шарахнуло! Спросонья я позабыл, что мой текстильный домик установлен на крыше Патриота, а тот припаркован на краю обрыва. Если бы я по давней туристической привычке бодро рванул из палатки навстречу свежему воздуху, мое тело нашли бы в поселке Мезмай, километром ниже по склону. Конечно, если какое-нибудь дерево не остановило бы его на полпути.

Длина Ширина Высота База
4785 мм 1900 мм 1910 мм 2760 мм
Объем багажника Снаряженная масса
650 / 2415 л 2125 кг
Двигатель
Бензиновый, Р4, 16 клапанов, 2693 см³;
99 кВт/135 л.с. при 4600 об/мин;
217 Н·м при 3900 об/мин
Максимальная скорость Топливо Запас топлива
150 км/ч AИ-92 68 л
Расход топлива в городе Загородный цикл
14,0 л на 100 км 11,5 л на 100 км
Трансмиссия
Подключаемый полный привод; М5

Лучше поздно, чем еще позже

В горы Краснодарского края я забрался на экспедиционном Патриоте. Собственно, и обычный Патриот неплохо приспособлен к езде вне асфальта: дорожный просвет 210 мм, хорошая геометрическая проходимость, мощные мосты, жестко подключаемый передний привод, раздаточная коробка с понижающей передачей. Можно докупить межколесную блокировку дифференциала. Но чем значительнее потенциал машины, тем выше ожидания и тем сильнее желание доработать, улучшить и лифтануть.

Ульяновцы наконец-то услышали мольбы страждущих и первыми из российских автопроизводителей сертифицировали в прошлом году Патриот с внедорожными аксессуарами — с лебедкой Спрут 9000 Спорт (тяговое усилие 4000 кгс) и защитой рулевых тяг (это пакет ­Off-Road). А в мае представили экспедиционную спецверсию.

Новинку красят в цвет хаки и в вызывающий ярко-оранжевый. Из специфического оборудования — экспедиционный багажник, лестница на задней двери, защита порогов и фаркоп. Колёса штампованные, шины — BF Goodrich All-Terrain. Пакет Off-Road входит в стандартное оборудование, как и блокировка дифференциала заднего моста. Цена машины в приличном оснащении (кондиционер, дополнительный отопитель салона, мультимедийная система с семидюймовым сенсорным экраном и навигацией) — 1 039 990 рублей.

Главная задача нашей экспедиции — покорить Грачевский перевал, или, как его еще называют, Хакуч

Высшая точка — 1288 метров над уровнем моря. Через него уже более 70 лет проходит стратегическая дорога, кратчайший путь через Кавказский хребет к берегу Черного моря.

Этот знаковый маршрут до сих пор остается труднопроходимым, а непрекращающиеся ливни еще более осложнили задачу. Изначально мы планировали штурм со стороны Лазаревского, точнее — села Марьина, что у подножия хребта. В сомнение нас ввели дожди, радикально поднявшие уровень местных рек, — шноркелей-то у экспедиционок нет! И это явный промах производителя. Переделка воздухозаборника — не самая сложная и дорогая доработка, а толку от нее много.

Окончательно первоначальные планы вместе с дорóгой смыл сошедший селевой поток — тонули даже лесовозные Уралы. Решили пробираться с другой стороны, сделав двухсоткилометровый крюк по местным ­серпантинам.

На них Патриот ведет себя до боли знакомо: требует постоянного подруливания даже на коротких прямых. Впрочем, если не реагировать на каждое шараханье машины и «отпустить вожжи», Патриот будет идти вполне прямолинейно, лишь немного расширив свой динамический коридор. Объезд занял около четырех часов, поэтому штурм перевала перенесли на следующий день. Палаточный лагерь разбили на холме недалеко от поселка Мезмай, который я теперь запомню на всю жизнь.


Лечебные грязи

Восхождение со стороны поселка Отдаленного (другое название — Шпалорез) считается не столь коварным, но погода внесла свои коррективы и тут. Первые сорок километров разбитых подъездных грунтовых и грейдерных дорог мы преодолели без проблем, хотя душу они вытрясли знатно. К моему удивлению, салонный пластик стойко перенес природный «вибростенд» и ни разу не пискнул. А вот замок лестницы после десятка километров начал скрежетать и вымотал все нервы — явно требуется регулировка и подгонка.

В поселке встретили «матрицу». Так сельчане называют пассажирскую автомотрису ТУ6П (за схожесть слов), курсирующую по местной узкоколейке. Увидев наш неподдельный интерес, машинист Артур даже ненадолго задержал отправление и позволил полазить по тепловозу, а позже — проехать зайцами несколько сот метров. Да не в салоне, а на передней подножке. Вы бы видели наши счастливые лица.

За Отдаленным грунтовка сменилась глубокими колеями, грязевыми «ваннами» и лужами, больше похожими на небольшие прудики. Дорога резко пошла в гору. На подъемах тут же проявилась старая беда — нехватка тягового момента на низких оборотах. Ведь бензиновый 135‑сильный ЗМЗ‑40906 развивает предельные 217 «ньютонов» при 3900 об/мин. Поэтому препятствия приходится брать ходом, рискуя что-нибудь оторвать,-либо на пониженных передачах, что не всегда удобно.

Модернизированный мотор появится на Патриоте в этом году. Увеличена степень сжатия, установлены новые поршни, клапаны, распредвалы, выпускная система, смещены фазы газораспределения.

Мощность выросла до 150 сил, и, что еще важнее, полка крутящего момента сместилась в зону низких оборотов.

Вдоволь искупавшись в грязи, добрались до каскада затяжных и очень крутых каменистых подъемов. На глаз — 30–35 градусов. Под колесами — горные породы, из-за дождя очень скользкие. Для автомобилей без понижайки — непреодолимое препятствие. При этом взять его можно только ходом на первой или максимум на второй пониженной. Главное — не терять скорость.

Стравливаю колёса до полутора атмо­сфер. УАЗ натужно ревет, но потихоньку ползет вверх. Пятьсот метров… триста… сто… пятьдесят… Вершина! Можно выдохнуть. Но не расслабиться. Местный проводник обещает еще несколько очень коварных мест.

И нá тебе — глубокие колеи, оставленные вахтовками местных газовиков. Наш штурман вооружается посохом, идет мерить глубину… и на подходе к очередной грязевой «ванне» проваливается в густую жижу по колено. Чуть сапог не потерял. По идее, на Патриоте сюда лучше не соваться, но другого пути нет. В крайнем случае вытянем лебедкой или второй машиной. Тактика прежняя: ныряем с разгона и пытаемся пройти ходом.

- Блокировку заднего дифференциала включил?

- Ага.

- Систему стабилизации отключил?

- Нет. А где кнопка?

Действительно, где кнопка? Можно не искать — ее нет. Как нет и самóй системы. Еще одно весьма странное решение. Как можно экспедиционную версию с внедорожным уклоном оставить без страхующей электроники, имитирующей межколесные блокировки? А она это умеет хорошо, в чем Александр Виноградов убедился в ходе испытаний обновленного Патриота. Да и на асфальте система стабилизации для высокого автомобиля явно нелишняя. Верните стабилизацию! Хотя бы в качестве опции.

А пока приходится рассчитывать только на «железо» и собственные силы. Разгон, мощный «плюх», брызги во все стороны — почти проехал! Осталось забраться на небольшой бугор. Но нет, УАЗ замер в паре метров от цели. Шины моментально замылились и беспомощно втирают остатки жижи в землю. Хорошо, что удалось вернуться задом на исходную. Еще разгон! Грязь летит фонтанами — и я, наконец, на твердой поверхности.

Обратный отсчет

После таких грязевых мучений оставшийся до вершины путь преодолел играючи. Даже финальный подъем по скользким камням вперемежку с жирным черноземом уже не показался страшным.

Вершина перевала! Но я вошел во внедорожный раж и требую продолжения банкета. Посовещавшись, решили спускаться сложным маршрутом — тем самым, который размыт селем. Отдали дань памяти павшим на этой стратегической высоте воинам (в ходе Великой Отечественной здесь шли ожесточенные бои) и ухнули вниз.

Первое серьезное препятствие не заставило себя ждать — в глубокую лужу, больше похожую уже не на пруд, а на маленькое озеро, уперлись буквально через пару сотен метров. Отправили разведку с посохом — дно более-менее твердое, но всё изрезано колеями. В итоге на середине крепко садимся на брюхо. Глубина приличная — нижние кромки дверей под водой. И она начинает просачиваться в салон.

Надо действовать оперативно. Подгоняем второй Патриот и разматываем лебедку. Выдернули. Вторая попытка — опять сидим! Снова тянем металлический трос и ныряем к задней проушине. С третьего подхода лужу проскочили благодаря любимой тактике — жми на всю, а лишние складки местности срезай мощной стальной защитой и мостами.

Впереди меж тем снова мини-озеро, и на сей раз нахрапом его не взять — нет места для разгона. Энтузиазма в глазах коллег поубавилось. К их радости, пока мерили глубину, из дозора вернулся проводник: впереди дорогу перегородило упавшее дерево. Бензопилы у нас с собой нет, а походной цепной пилой толстенный ствол можно пилить до утра. Ничего не поделаешь, разворачиваемся и возвращаемся проторенной дорожкой.

В лагере смываем с себя и автомобилей килограммы грязи и приступаем к осмотру. Шрамы есть, серьезных повреждений нет — лишь пару дисков замяли о камни. Неплохо после таких-то издевательств.

Патриот — действительно классный внедорожник, и доработки явно пошли ему на пользу. Конечно, еще есть над чем работать — просятся колёса большего размера, шноркель, силовые бамперы, автономные обогреватели салона. Неплохо было бы вывести сапуны мостов наверх, например под капот. Что-то из перечисленного можно сделать малой кровью, что-то потребует серьезного вмешательства в конструкцию. Главная же проблема — сертификация переделок. Несмотря на это, ульяновцы уверяют, что в будущем мы увидим и другие доработанные версии, расширится список внедорожных опций. Уверен, такие Патриоты будут пользоваться спросом. А у меня появится отличный повод вернуться и пройти перевал по сложному маршруту.