На дне

Это наркомания. Или ee частный случай, алкоголизм. Каждый раз, возвращаясь из многодневных пробегов, зарекаешься: больше — никогда, ни-ког-да! А если в следующий раз главред поставит вопрос ребром, то уволюсь к чертовой матери.

Проходит пара месяцев, затевается очередная вылазка — и все встает с ног на голову: шефу уже приходится изворачиваться, чтобы никого не обидеть — ехать хотят все! Готовы отменить командировки на Лазурный Берег, пожертвовать частью отпуска... Ну а потом, на подступах к Москве, все пойдет по тому же сценарию: никогда, ни-ког-да... В общем, раздвоение личности, главный признак запущенной формы заболевания.

На этот раз симптомы проявились раньше — за 3000 километров от Москвы, в одном из самых безлюдных мест планеты.

Приаралье, плато Устюрт. Плюс 44. Сначала почувствовали запах дыма, остановились и заглянули под машину. Там тлели ветки саксаула, набившиеся между выхлопной системой и поперечиной рамы. В ход пошла заначка питьевой воды. Кто-то открыл капот, чтобы плеснуть сверху, а оттуда — язык пламени. Горим! Огнетушитель, быстро! Где документы? Отгоните другие машины!

Это был Great Wall Hover. А еще были УАЗ Патриот, только что обновленная Лада 4×4 (АР № 15, 2009) и Tagaz Tager. Два исконно российских автомобиля, и два — формально: Hover дособирается в Гжели, а Tager — в Таганроге. Все четыре можно без натяжки назвать внедорожниками (у каждого есть демультипликатор и возможность жесткого подключения передней оси), все — с бензиновыми моторами и механическими коробками, а еще их объединяет относительная доступность. Сюда, конечно, просилась и Шевронива, но... В последний момент оказалось, что на всем предприятии GM-АвтоВАЗ не нашлось ни одной «свободной» машины. Купить Шеви-Ниву в Москве и поставить ее на учет мы уже не успевали.

Впереди — 7000 километров, из которых около двух тысяч придется на бездорожье. Если повезет, то проберемся и на окутанный тайной остров Возрождения — ведь сейчас это уже не остров, а полуостров: Арал обмелел, открыв перешеек.


Рекогносцировка

Нас уверяли, что даже на самых серьезных внедорожниках мы на остров Возрождения не пройдем. Почему?

За пару недель до пробега я улетел в Нукус (это Узбекистан, столица Каракалпакии и ближайший к Аралу международный аэропорт), разыскал там Mercedes Gelaendewagen — и, пообещав владельцу заплатить по двести долларов за день работы, уговорил его поехать со мной к перешейку. Доехали. Но дорогу преградили сотрудники сейсморазведочного лагеря российской компании Петроальянс:

— Что, на остров Возрождения? Какой такой автопробег? Невозможно, там топь. И вообще, здесь закрытая территория. Мы записали номер вашей машины — и доложим куда надо о несанкционированном проникновении на остров.

— Так мы ведь еще никуда не проникли.

— Тогда доложим о попытке проникновения. Послушайте совет: разворачивайтесь — и больше никогда сюда не приезжайте.

Прозвучало серьезно. Но стоило ли ради этого лететь в Узбекистан?

Мы отъехали назад и, обойдя лагерь стороной, снова направились на перешеек. Но вскоре остановились, причем вовремя. Еще метров триста — и сели бы так, что плестись пешком нам несколько километров под палящим солнцем на поклон к тем же суровым ребятам из Петроальянса: помогите, мол, гусеничным тягачом. Под грязе-солевой коркой — липкая, вязкая жижа. Продавишь корку колесами, сядешь на брюхо — и поминай как звали. Никакие лебедки с «якорями» в этой каше не помогут. «Якорь» тут же вырвет, а машина не стронется с места. Да и не было у нас собой никакой лебедки.

Ладно, остров Возрождения из маршрута вычеркиваю, но не жирной чертой, а тоненькой. Вернусь в Москву — потолкуем с шефом. А вот на плато Устюрт, на дно Арала и в бывшие города-порты Муйнак и Аральск мы поедем точно.

Вопрос об острове Возрождения так и остался приоткрытым.


День первый. Старт

Москва, пятница, утро 31 июля. До старта полчаса, но не хватает одной машины. Позавчера нам говорили, что наш Tagaz Tager проходит ТО на сервисе. Мы предложили подъехать на станцию и забрать машину, но нас заверили, что в четверг вечером автомобиль будет возле редакции. Вечером машины не было, и тогда же выяснилось, что автомобиль действительно на сервисной станции, но только не в Москве, а в Таганроге! Кстати, офис редакции Авторевю — на Ленинском проспекте Москвы, а в Таганроге, само собой, есть улица Ленина и наверняка есть дом с таким же номером... Автомобиль мог ждать нас и там!

А вот и долгожданный Tagaz Tager: бедный водитель гнал всю ночь! Спасибо, конечно, но... Мы-то договаривались о пятидверном автомобиле, а это — трехдверка.

Ладно, едем.

От какой-либо специальной подготовки машин мы отказались — никакой дополнительной защиты, багажников и лебедок. Даже шины менять не стали — пусть будут штатные. Лишь попросили укомплектовать автомобили вторыми запасками и собрать походный ремкомплект — свечи, фильтры, ремни, модули зажигания. А мы, в свою очередь, загрузили сэнд-траки, ручную лебедку, разнокалиберные тросы, десять канистр с бензином и четыре двадцатилитровых фляги с питьевой водой. И, конечно, палатки, спальники, посуду, газовый баллон-плитку...

Большую часть скарба уложили в огромный багажник УАЗа. Много вошло и в Hover: сложив часть заднего сиденья, мы получили грузовой отсек с ровным полом длиной 170 см (отличное место для полутораметровых сэнд-траков!), оставив при этом три посадочных места. Хотели было подсунуть сэнд-траки под заднее сиденье УАЗа, но не получилось — из-за пластикового корыта, которое пару лет назад на заводе решили размещать под задними сиденьями. В трехдверки — Tager и Ниву (уж простите нам эту вольность: мы будем называть Ниву — Нивой, а не «Ладой четыре на четыре»!) — вошло немного: с полностью сложенными задними сиденьями багажники у этих автомобилей — как у Ховера, но с нормально установленными сиденьями.

Заправляем баки под пробку, обнуляем одометры — и по траcсе М6 берем курс на Волгоград.

Штрафы за превышение скорости, похоже, нам не грозят. С моторами мощностью от 128 до 150 л.с. три двухтонных внедорожника набирают ход вяло. Tager чуть резвее разгоняется, но теряет время на смене передач — из-за разболтанного механизма переключения и изношенных синхронизаторов. Патриот берет резво, но к сотне тухнет — дают о себе знать потери в трансмиссии и кирпичная аэродинамика. Энтузиазм Ховера ограничивает растянутый ряд трансмиссии — третья и четвертая передачи заметно «длиннее», чем у конкурентов. Нива почти на 700 кг легче, но и мощность — всего 81 л.с. Однако на обгонах не отстает!

И все же именно Нива стала слабым звеном колонны: даже при самом скромном расходе топлива бака объемом 42 л хватало примерно на 380 км. Когда загорелась «резервная» лампочка в Ниве, указатель топлива Тагаза показывал полбака! И не врал: 70-литрового бака ему хватает на 640 км по асфальту.

Без приключений преодолели 770 км — и остановились в городке Михайловке в Волгоградской области. Ночь провели в уютной гостинице Серебряковская, заплатив по 1600 рублей за двухместный номер со всеми удобствами. Сюда же входит и завтрак.


​День второй. Южане кошмарят

Утром к нашей команде присоединился Евгений Бажанов — инженер-испытатель из Ульяновска, который отлично знает эти места: экспериментальные образцы УАЗов испытывают на тяжелых песчаных грунтах как раз вблизи Михайловки.

Трасса М6 по большей части узкая, двухполосная — поэтому на наших тяжеловесах, не видя перед собой метров шестисот свободной «встречки», мы на обгоны не выходим. И с ужасом наблюдаем за тем, что вытворяют водители междугородних автобусов, чаще всего с дагестанскими номерами. Ремонтируемый мост со светофором, регулирующим реверсивное движение. Горит красный, но автобус, объехав стоящие легковушки, полным ходом влетает на мост. Если бы кто-то из встречных чуть раньше начал движение на законный зеленый, новости вновь начинались бы очередной трагедией. Какие, к черту, магнитные бури — бури в головах этих джигитов!

Навигаторы Garmin Nuvi и Iriver NV были полезны только вблизи цивилизации. А вот профессиональный прибор Garmin GPSmap 276 выручал везде. Он позволял работать с путевыми точками и хранил «секретную» карту Арала, которую нам закачали любители экстремальных путешествий

Направляемся к Волжской ГЭС — кстати, крупнейшей в Европе гидроэлектростанции. Около 12 миллиардов киловатт-часов в год — это, конечно, впечатляет, но плохо, что плотина преградила рыбе путь на нерест. Работает специальный рыбоподъемник, но он перебрасывает в верховья Волги лишь 15% рыбного трафика. Немудрено, что и в низовьях Волги рыбы стало меньше, о чем можно судить и по скупым рыбным развалам: от Волгограда до Астрахани мы шли по левому берегу, но так и не смогли купить хорошей рыбки. Зато арбузов... Cемь рублей за килограмм, а в Москве — по пятнадцать, а то и по двадцать!

Ахтубинск — последний крупный город на пути от Волгограда до Астрахани, но, узнав, что в городе нет горячей воды, решили продолжить движение на юг, надеясь на ночлег на одной из баз отдыха. Их здесь и раньше хватало, а сейчас появились и со всеми удобствами. В паре километров от села Бугор — указатель «База отдыха «Поплавок». Нам сюда. За сутки — 5500 рублей за домик на пятерых: душ, кондиционер и кухня.

За ужином делимся первыми впечатлениями об автомобилях.

С точки зрения эргономики лидер — Great Wall Hover. Хотя, конечно, похвала эта — скорее в адрес Isuzu Axiom, с которого и был слизан Hover. Почти легковая посадка, удобное сиденье с электрорегулировками, «правильный» педальный узел, отделанный перфорированной кожей руль. И управление трансмиссией организовано неплохо: оба рычага работают четко и мягко. Три-четыре часа за рулем — и никакой усталости.

Посадка в Тагазе более высокая, руль больше, а диапазон регулировки сиденья по длине — меньше, на что обратили внимание водители ростом выше 185 см. Все бы ничего, но механизм выбора передач — ни к черту.

На третье место по эргономике ставим УАЗ. Посадка самая высокая — и, не будь подножки, даже с моим ростом 190 см забраться на этот трон было бы непросто. Зато какой простор! Между водителем и передним пассажиром — почти метр! Сиденье можно сдвинуть далеко назад, приподнять вверх, можно изменить угол наклона подушки, руль регулируется по высоте... Но военные гены не скрыть. Педали и рычаги трансмиссии требуют мужских усилий, и в городе это утомляет. А когда, уже привыкнув к усилиям, но не успев привыкнуть к тому, что педальный узел смещен влево, ты вместо сцепления ударяешь по тормозу...

Этого я не забуду, хотя за рулем УАЗа в том момент сидел не я, а дядя Ваня. Я ехал на Ховере, но был нюанс: погорелец Hover шел за УАЗом на «галстуке».